А нужен ли штамп в паспорте?

 

Яна Лапутина: До того как я вышла замуж, я была уверена, что штамп в паспорте — это абсолютная формальность, которая ничего не может поменять в жизни. У меня и так есть прекрасные отношения — что же может поменяться?

Но изменилось ВСЕ. Конечно, большую роль сыграло не столько появление чернил в паспорте, сколько осознание того факта, что я теперь нахожусь в совершенно другом социальном статусе, — но мое мнение однозначно: замужество и женитьба меняют жизнь человека.

Сергей Насибян: А для меня штамп в паспорте ничего не изменил. Фактически для нас с женой единственный смысл свадьбы был в том, чтобы избежать бумажной волокиты с регистрацией и усыновлением собственных детей. А не было бы формальностей — нам бы и в голову не пришло жениться.

Яна Лапутина: На самом деле, переоценивать значение брака я бы тоже не стала. Если бы штамп в паспорте был некой формулой семейного счастья, верности и исполнения обязательств, то он бы, наверное, очень дорого стоил.

Есть ведь люди, которые и со штампом спокойно изменяют и не считают нужным содержать собственного ребенка. А есть те, которые без всякого штампа будут это делать. Но тем не менее, я убеждена, жизнь каждой пары, побывавшей в ЗАГСе, качественно меняется.

Это не вопрос, лучше или хуже она становится, — она просто меняется: на нас накладываются обязательства, повышается уровень ожидания от партнера. Теперь это не просто мой сожитель, теперь это мой муж. И если я говорю маме: «Я еду с мужем отдыхать», это означает: «Не волнуйся, я еду не просто с мужчиной, с которым сексом занимаюсь и сериалы смотрю, а с тем, который взял на себя обязательства. И если начнется цунами, он будет меня спасать, потому что должен это делать».

Сергей Насибян: И, по-вашему, всю эту уверенность вселяет штамп в паспорте?

Яна Лапутина: Эту уверенность вселяет огромное количество обстоятельств, со штампом связанных. Я потратила много времени, сил и эмоций на создание своей семьи, своего пространства: в 8 утра подорвалась подавать заявление, организовала банкет, выбирала наряды — поэтому не ждите, что я так просто от всего этого откажусь.

Сергей Насибян: Но, как мне кажется, штамп в паспорте, помимо того, что он навешивает на нас определенные обязательства, еще и очень сильно ограничивает свободу. То есть люди начинают требовать друг от друга то, что они нафантазировали себе как связанное с семьей.

Вообще в культуре современной цивилизации свидетельство о браке означает, что теперь я что-то должен. Ведь как все происходит обычно? Два человека, мужчина и женщина, выходят на рынок взаимоотношений. У каждого есть свои товары и услуги, они начинают искать спрос и находят друг друга — ходят вместе в кино и даже живут в одной квартире.

Но самое страшное начинается в тот момент, когда они почему-то решают, что им пора пожениться. И с обеих сторон выкатываются два длинных списка — в одном написано, что теперь должен делать партнер, а в другом — чего ни в коем случае не должен.

И доходит ведь до абсурда: ну, например, теперь ты должен любить мою маму. С чего я должен любить чужую мне женщину?

Анна Киреева: Мне кажется, это какой-то совсем анекдотический случай. Ну неужели требование полюбить чью-то маму встречается часто?

Сергей Насибян: К сожалению, да. В силу своей профессии я регулярно встречаюсь с проблемными взаимоотношениями и могу сказать, что 80 процентов людей не свободны от подобных установок.

Яна Лапутина: Я, извините, буду спорить. То, что описал Сергей, — это неправильный сценарий. И наличие рубрик о психологии в журналах и психологов как касты должно с таким сценарием бороться. Я настаиваю: я должна уважать маму своего мужа, но не обязана ее любить. Мой муж должен уважать моих родителей, но не обязан их любить. Да и вообще он мне ничего не должен, как и я ему!

Сергей Насибян: Я и не рассуждал о категориях «правильно-неправильно», я говорил только о том, что этот неправильный сценарий есть, более того — он популярнее, чем идеальные расклады. Но если уж мы говорим о том, как избежать подобных вещей, то есть только одна возможность: повышать уровень осознанности и мужчины, и женщины в браке. Множество проблем появляется уже тогда, когда люди строят предположения относительно своей семьи. Как вы думаете, что люди обычно ищут в браке?

Яна Лапутина: Стабильности, партнерства.

Сергей Насибян: Если бы партнерства! Но большинство рассчитывает, что в браке у них будет любовь и счастье. Как только человек отвечает себе на вопрос «Зачем я иду в ЗАГС?» именно так, он перекладывает ответственность за свое счастье на другого человека. А как только человек снимает с себя ответственность за собственное будущее и душевное состояние, исчезает партнерство как таковое и включается табло: «Ты должен делать меня счастливой».

Анна Киреева: Вот нам и интересно, как это происходит, в чем причина? Почему до брака любящие люди не выкатывают друг другу списки-ультиматумы из сорока пунктов, а потом это происходит?

Сергей Насибян: Потому что поход в загс позволяет вам назвать человека «мой муж» или «моя жена» — и здесь слова «муж» и «жена» не так страшны, как слово «мой».

Как только я называю человека «мой», я подразумеваю, что он мне должен — любовь, защиту и что-нибудь еще по списку. Так работает наш мозг: раз ты принадлежишь мне, значит, я буду старательно делать все, чтобы подстроить тебя под свои интересы. В общем, все наши беды — от ума.

Анна Киреева: Скажите, а мы всерьез говорим о том, что брак — это проблема и психологическая ловушка? У меня, может, идеалистические представления о семье, но я думаю, что в большинстве случаев это союз двух равноправных, интересных друг другу людей.

Яна Лапутина: В идеале именно так и должно быть. Вступать в брак стоит, только осознавая, что это партнерство, равноправие, внутренняя свобода — ибо все остальные убеждения ведут к разводу. Если ты вступаешь в брак, ожидая, что теперь тебя будут любить всю жизнь, никогда не изменят и оплатят все шубы, правильной мотивацией это не назовешь.

Сергей Насибян: Я знаю такие пары, которые женятся, заставляют родителей оплачивать шикарные свадьбы, сами влезают в долги, а через некоторое время разводятся — и долгие месяцы продолжают выплачивать кредит за свадьбу, которая уже ничего не значит. А почему так происходит? Потому что для многих девушек картина идеалистична — они от свадьбы ждут только белого платья, музыки, подарков и красивых фотографий, которые можно разместить в социальных сетях.

Мария Белоковыльская: Тогда давайте попробуем сформулировать, что такое брак и чего от него вообще ждать.

Сергей Насибян: Как мне кажется, для большинства семья — это синоним безопасности, комфорта и стабильности.

Яна Лапутина: Вообще-то брак — это социализированная форма естественного отбора, не более того.

Анна Киреева: А мне кажется, что намерение пожениться — это некий логичный этап в отношениях, демонстрация желания эволюционировать вместе, попытка придать отношениям новую энергию.

Яна Лапутина: Лично для меня брак стал логичным, естественным продолжением будничной жизни: я просто выбрала человека, который будет поддерживать меня морально так же, как и я его, от которого я хочу родить детей, будучи уверенной, что они не будут нищими.

Сергей Насибян: Но ведь это только ожидания, придуманное вами представление о том, как сложится будущее. А если муж по каким-то причинам ожиданий не оправдает?

Яна Лапутина: Думаю, грянет кризис в отношениях. Но все же, если семья — это партнерство, то все проблемы, которые случаются, это уже не проблемы мужа или жены, а ваши общие, вашей семьи. И вы совместными усилиями должны их решать.

Сергей Насибян: Яна, именно так люди думают ровно до того момента, как возникает проблема, а как только она появляется, люди теряют осознанность. Давайте исходить не из идеальных моделей, а из того, что происходит на самом деле. Даже если мы сегодня решим, что это неправильно, все равно люди женятся и выходят замуж, навешивая на своих партнеров кучу ярлыков.

Ужас заключается в том, что, ставя штамп в паспорт, мы сдаем ответственность за свою жизнь супругу и начинаем от него зависеть. И как только партнер не оправдывает возросшие ожидания, включается компенсация в виде скандалов, упреков, напоминаний о том, кто кому что обещал, и так далее.

Яна Лапутина: Давайте тогда говорить так: большинство людей в браке регулярно делает классические ошибки, но все же, если семья — это партнерство, то проблемы нужно компенсировать не на стороне, а внутри взаимоотношений. Если девочка думает, что после свадьбы жизнь станет сказочной, то могу точно сказать: не станет. Но сделать свою историю не триллером, а, скажем, романтической комедией — это уже ваш выбор и ваши усилия, на которые вы, кстати, добровольно подписались в ЗАГСе.

Мария Белоковыльская: А вам не кажется, что синдром неоправданных ожиданий возникает только в том случае, если девушка хотела брака ради брака и ее больше интересовал свадебный торт, чем долгосрочные семейные цели?

Яна Лапутина: Это такая же аксиома, как дважды два — четыре.

Сергей Насибян: Тогда давайте уж вообще говорить честно: абсолютно никто не застрахован от несбывшихся надежд. Когда я работаю с людьми и задаю вопрос «Зачем вам брак?», они, как правило, начинают перечислять вещи, которые к браку не имеют никакого отношения.

Анна Киреева: Например?

Сергей Насибян: Ну вот вам для чего брак? Чтобы быть какими?

Анна Киреева: Счастливыми.

Мария Белоковыльская: Удовлетворенными, обеспеченными.

Сергей Насибян: Ну а теперь вопрос: вы знаете людей, имеющих семью, но при этом несчастных, неудовлетворенных и малообеспеченных? Значит, вы знаете людей, брачные ожидания которых не имели к браку никакого отношения. Контекст всегда определяет содержание. И люди, вступающие в брак, воспринимают его контекстно.

А свое семейное счастье и межличностные отношения они считают содержанием. На самом же деле все наоборот. Счастье, любовь и отношения должны быть контекстом, а сам брак — только содержанием, просто штампом в паспорте. Если я женился, чтобы иметь регулярный секс, то мне кажется, что брак будет это гарантировать. Но после свадьбы я столкнусь с реальностью в виде головной боли — и тут же предъявлю жене претензии по этому поводу.

Яна Лапутина: Я думаю, главное не путать понятия «ожидания» и «планирование». Строить какие-то только тебе известные иллюзии, собираясь в загс, глупо, это путь к разочарованию, но сесть и договориться о правилах игры в вашей будущей семье, то есть спланировать детали, очень важно. Я всегда за переговоры как неотъемлемую часть любого делопроизводства, и брак не исключение. И тогда ожидания будут основаны только на том, что было произнесено вашим партнером.

Сергей Насибян: Только имейте в виду, что ценности человека, его приоритеты меняются примерно каждые полгода, и не нужно бояться вновь и вновь обсуждать важные для вашей семьи вопросы, как бы сверяя часы.

Мария Белоковыльская: А правда ли то, что многие претензии супругов друг к другу связаны лишь с тем, что люди после свадьбы расслабляются? Раньше, желая понравиться, она гладила рубашки, а теперь не хочет, а мужчина, пока ухаживал, буквально из кожи вон лез, а потом вернулся в исходную позицию.

Сергей Насибян: Ну конечно: павлин распускает хвост и поет, желая привлечь самую красивую самку, а как только период брачных игр заканчивается, ему незачем держать хвост на виду.

Яна Лапутина: Тот же пример с собеседованием: вы идете на первую встречу — и, конечно, тщательно выбираете наряд, готовитесь, стремитесь выглядеть идеально. А проработав в компании год, запросто приходите в офис ненакрашенной или с плохим настроением — ведь там все знакомые, они поймут. То же самое и в отношениях.

Анна Киреева: Но с другой стороны, где как не дома, наедине с близким человеком, мне быть самой собой и, если нет настроения и сил краситься, не насиловать себя?

Яна Лапутина: Думать так — это серьезная ошибка, особенно для женщины. Сегодня я решу, что могу дома ходить не на шпильках, завтра перестану пользоваться духами, послезавтра забуду про дезодорант (ну я же дома!) — а на пятый день стану жирной, несексуальной женой в линялом халате, которая не понимает, почему муж ей изменяет.

Анна Киреева: Я скорее имела в виду другое: приходя домой, к любимому мужчине, я хочу попадать в эмоционально комфортную среду. И если я устала и сегодня намерена поплакать, то где же мне еще это делать, как не на его плече?

Яна Лапутина: Конечно, в семье мы можем быть более психологически расковаными, ведь человек не может и не должен позировать всю жизнь, но если вы будете рыдать каждый день, мужчина однажды поймет, что женился на истеричке.

Мария Белоковыльская: Мы много говорим о том, что брак и семейная жизнь — это часто череда проблем и разочарований. Но есть ли какие-то инструменты, чтобы сделать свою семью счастливой?

Сергей Насибян: Есть только один инструмент: любите себя чуть больше, чем партнера, и давайте партнеру любить себя, не переступайте через свои интересы, но при этом учитесь разговаривать и договариваться.

Яна Лапутина: Думаю, для счастливой семейной жизни достаточно дать человеку рядом пространство для развития, учиться друг у друга. Фактически наиболее верный ответ на вопрос, зачем мы выходим замуж или женимся, — чтобы просто быть вместе. Жить нужно здесь и сейчас, желательно получая от этого удовольствие. Те, кто вступает в брак с целью «всегда быть рядом с этим человеком», могут быть реально счастливы каждый день.

Сергей Насибян: Кроме того, делайте все, чтобы штамп в паспорте не изменил ваших отношений. Не надо драматизировать тот факт, что вы теперь муж и жена — будьте проще! Отношения, семья даны нам не для того, чтобы быть счастливыми и любимыми, — они существуют, чтобы дать нам возможность осознавать, учиться и развиваться.

Свяжитесь с нами
Заказать обратный звонок
Регистрация на тренинг

Пожалуйста, заполните форму заявки и менеджер свяжется с вами, расскажет о мероприятии и ответит на все вопросы.